Опыт использования препарата АЦЕРБИН в комплексном местном лечении ожоговых ран

В сложных современных социально-экономических условиях на фоне частых промышленных, транспортных катастроф, террористических актов и локальных военных конфликтов возрастает значение проблемы ожогового травматизма (Азолов В.В., Жегалов В.А., Дмитриев Г.И., 2004). При этом существенная роль в течение и исходах термической травмы, развитии инфекционных осложнений ожоговой болезни и сроках выздоровления больных отводится местному консервативному лечению обожженных. В России для местного лечения ожоговых ран не зависимо от глубины ожогового поражения и стадии раневого процесса в связи с доступностью и низкими экономическими затратами наиболее часто используются марлевые повязки с растворами антисептиков (чаще - фурацилином и хлоргексидином) или мазями на гидрофильной основе (в основном - Левомеколь). В тоже время фундаментальные исследования патогенеза раневого процесса показали необходимость направленного применения различных лекарственных препаратов в зависимости от стадии раневого процесса (А.А.Адамян с соавт., 2000), при этом задачами местного лечения ожоговых ран являются:


В I стадию:

Во II и III стадии:

Учитывая данное обстоятельство, а также частую ограниченность в выборе необходимого препарата для решения конкретной задачи местного лечения, кроме того, возможный полиморфизм ожоговых ран, особенно обширных, когда наряду с заживающими поверхностными ожогами есть глубокие раны, выполняющиеся грануляциями, имеющие остатки некрозов и в тоже время краевую и островковую эпителизацию, оправдано применение комбинированных препаратов c многонаправленным лечебным действием на раневой процесс. Для этих целей хорошо зарекомендовали себя многокомпонентные мази на гидрофильной основе. Однако при их использовании отмечается пересушивание поверхности и тканей раны и недостаточное стимулирующее влияние на репарацию (О.А.Кудзоев, 1995), а имеющиеся побочные действия данных лекарственных средств часто связаны с входящими в их состав антибактериальными препаратами. 

Большой интерес вызывает появление на современном рынке новых препаратов, обладающих многонаправленным действием и в тоже время не имеющим в своем составе антибиотиков и сульфаниламидов. Одним из таких комбинированных средств является препарат Ацербин ("Montavit", Австрия), содержащий в качестве активных компонентов салициловую, бензойную, DL-яблочную кислоты на гидрофильной основе пропиленгликоля. Несмотря на то, что в странах Западной Европы для местного лечения ран и ожогов Ацербин в виде мази и раствора широко используется в течение более 40 лет (Sicard A., 1963; Godet R., 1963; Deacon G.R.C., 1968; Geley L., 1978), в России данное лекарственное средство было зарегистрировано только в 2002 г. в виде раствора в пластиковых флаконах объемом 80 мл с распыляющей насадкой, а также в стационарных упаковках объемом 1000 мл.
Появление нового препарата, а также особенности медикаментозного лечения ожоговых ран в России требуют комплексного изучения эффективности использования Ацербина у больных с термическими поражениями для определения показаний и методики его применения, что и определило цель данного исследования.
В связи с этим на базе Научно-практического центра термических поражений Института хирургии им. А.В.Вишневского РАМН проведено клиническое изучение эффективности препарата Ацербин для лечения ожоговых ран. 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Основную группу исследования составили 30 больных (7 женщин, 23 мужчины) в возрасте от 17 до 55 года (средний возраст - 31,7a4,44 лет) с ожоговыми ранами II-IIIАБ-IV степени на общей площади от 5 до 60% поверхности тела (в среднем, 28,7a5,57%) У 10 больных были только поверхностные ожоги II-IIIA степени, у остальных площадь глубокого ожога составляла от 2 до 40% поверхности тела (в среднем, 12,9a4,29%). Раствор Ацербина применяли для лечения ожоговых ран на площади от 1 до 5% поверхности тела (в среднем, 2,9a0,48%). Лечение ожогов II-IIIА степени начинали на 2-12 сутки после травмы (в среднем, 7,14a1,2 суток), ожогов IIIБ-IV степени - на 4-21 сутки после травмы (в среднем, 16,5a2,27 сутки), лечение длительно существующих остаточных ожоговых ран проводилось на 34-50 сутки после травмы (в среднем, 39,2a3,63 сутки). Продолжительность лечения Ацербином составляла от 2 до 14 суток.
Все больные основной группы в зависимости от показаний к применению препарата Ацербин были разделены на 3 группы: 
Препарат Ацербин при лечении больных с поверхностными и пограничными ожогами II-IIIА степени (10 больных). 
Препарат Ацербин при лечении больных с глубокими ожогами IIIАБ-IV степени (10 больных). 
Препарат Ацербин при лечении длительно существующих остаточных ожоговых ран (10 больных) 
Группы сравнения составили 15 обожженных с аналогичной тяжестью травмы, у которых лечение ожоговых ран проводилось с использованием марлевых повязок с мазью на водорастворимой основе Левомеколь, а также растворами йодопирона. Больным обеих групп проводилось стандартное общее лечение.

Методика местного применения препарата Ацербин заключалась в следующем - проводился туалет раневой поверхности с удалением отторгающихся участков некроза, обработка антисептиками (3% раствор перекиси водорода), на подготовленную таким образом раневую поверхность с помощью распылительной насадки флакона наносился раствор Ацербин, сверху помещались марлевые салфетки, также пропитанные Ацербином. Повязки фиксировались несколькими турами бинта. Перевязки проводились через 1-3 дня. При этом в случае обильного отделяемого перевязки проводились ежедневно. Чтобы повязки постоянно находились во влажном состоянии в период между перевязками они дополнительно обрабатывались раствором Ацербин. На этапных перевязках оценивалась клиническая картина, проводилось взятие материала для цитологического и микробиологического исследований. 

Клиническую оценку результатов лечения при применении препарата Ацербин проводили на основе визуального контроля над течением раневого процесса, количества и характера отделяемого, сроков эпителизации. Болевую реакцию как после применения Ацербина, так и на последующих перевязках оценивали субъективно сразу и через 30 мин после перевязки по 10 бальной шкале, где 1 - отсутствие ощущений, а 10 - максимальная по силе выраженность болей. 

Лабораторная оценка результатов проведена на основании данных, полученных в ходе цитологического и микробиологического исследований ран в динамике. Для цитологического исследования ран использовались препараты - отпечатки с поверхности ран. При этом различали следующие типы цитограммы: дегенеративно-воспалительный, воспалительный, воспалительно-регенераторный, регенераторно-воспалительный, регенераторный. Микробиологическое исследование проводили путём определения видового состава микрофлоры и количественного содержания микроорганизмов на 1 см2 поверхности ран "методом салфеток" по L.Brentano (1965). Забор материала у больных основных и сравниваемых групп осуществлялся в динамике до и после начала лечения. Также у больных проводилось изучение изменений клинических и биохимических анализов крови в динамике.
Обработка полученных данных проводилась на компьютере Intel Pentium IV c использованием набора стандартных статистических программ. 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Применение раствора Ацербин при местном лечении поверхностных, пограничных и глубоких ожоговых ран, а также длительно существующих остаточных ожоговых ран имело некоторые особенности.

Клиническая оценка
Препарат Ацербин при лечении больных с поверхностными и пограничными ожогами II-IIIА степени. 
До начала лечения у всех больных ожоговые раны II-IIIА степени представляли собой влажные раневые поверхности розового, на отдельных участках бледно-розового цвета. При позднем обращении больных в области ран отмечался налет фибрина и умеренное серозно-гнойное отделяемое, имелись участки светло-коричневого влажного или частично отторгнувшегося струпа. У всех обожженных имелось перифокальное воспаление окружающих здоровых тканей. В ранние сроки после травмы эпителизация отсутствовала. 
Ацербин применяли как на раны, покрытые отслоившимся некротизированным эпидермисом, так и на деэпителизированную поверхность. После нанесения Ацербина на раны, особенно деэпителизиованные, все пациенты отмечали кратковременное жжение (в среднем 7 единиц), которое проходило в течение 2 мин. Больным с площадью ожогов IIIА степени более 3% п.т. в связи с болезненностью перевязки требовалось дополнительное применение обезболивания. 
На фоне лечения Ацербином ни в одном случае увеличения раневого отделяемого под повязкой не отмечалось. Уже ко 2 перевязке купировались явления перифокального воспаления, а количество отделяемого уменьшалось. При ожогах II степени в 30% случаев раны ввелись открытым способом с ежедневной обработкой Ацербином, в остальных случаях в связи с отсутствием отделяемого перевязки проводились 1 раз в три дня, при этом сроки эпителизации составляли 9-11 дней после травмы, причем в большинстве случаев раны заживали под тонкой корочкой отслоившегося эпидермиса. В 40% случаев при ожогах IIIА степени под высохшей повязкой отмечено формирование сухого тонкого струпа. У остальных больных отторгнувшийся слой фибрина и участки тонкого влажного струпа легко удалялись при этапных перевязках. На последующих перевязках, отмечалось расплавление и отслоение оставшихся участков струпа. Небольшие участки ожоговых ран IIIА степени эпителизировались в течение 15 дней. Полная эпителизация более обширных ожогов IIIА степени наступала в среднем на 18-20 сутки. 
В сравниваемой группе на фоне применения повязок с мазью Левомеколь признаки перифокального воспаления сохранялись на 1-2 дня дольше. При этом в 30% случаев сформировался сухой струп с последующей эпителизацией ожоговых ран под ним. В 70% случаев отмечалось отторжение влажного струпа. В тоже время очищение ран от фибринозного налета было замедленным, в связи с чем сроки полной эпителизации ожоговых ран IIIА степени у больных этой группы составили в среднем на 19-21 суток. Сразу после использования повязок с мазью Левомеколь у больных с площадью ожогового поражения менее 5% п.т. болевая реакция составляла 4 единицы, а через 30 мин. после перевязки у больных обеих исследуемых групп оценка боли была одинаковой (2 единицы).
В тоже время как у больных основной, так и сравниваемой групп удаление присохших марлевых повязок на перевязках приводило к травматизации молодого эпителия и капиллярному кровотечению, также было болезненным (в среднем 8 единиц) и требовало применения обезболивания. Кроме того, оценка непосредственного лечебного действия раствора Ацербин при использовании в комплексе с марлевыми повязками была затруднено в связи с проявлением функциональных свойств самой марли, т.к. ее абсорбирующие качества во многом определяли возможности очищения раны от отделяемого. Раствор Ацербина быстро испарялся и повязка высыхала, что требовало дополнительного пропитывания повязки Ацербином несколько раз в сутки. В связи с вышеизложенным, нами предложена модификация использования раствора Ацербин в комплексе с пленочными окклюзирующими повязками. В условиях такого ведения ожоговых ран создавалась влажная среда, в которой раствор Ацербина оказывал пролонгированное лечебное действие на рану. Перевязки проводили ежедневно, сами повязки удалялись атравматично. У 5 больных с ожоговыми ранами IIIА степени на площади от 3 до 10% п.т. на отдельных участках раневой поверхности проведена оценка эффективности местного применения раствора Ацербин при его использовании вместе с пленочными повязками в сравнении с лечение пленками без Ацербина. Исследование начинали на 8-12 сутки после травмы. Отмечено, что, несмотря на некоторое увеличение количества отделяемого в обеих группах, при лечении Ацербином случав усиления воспаления и нагноения отделяемого не наблюдалось, раны быстрее очищались от фибринозного налета, в связи с чем эпителизация наступала на 1-3 суток раньше (на 17-19 сутки после травмы), чем в группе лечения пленками без Ацербина или марлевыми повязками с Ацербином.

Препарат Ацербин при лечении больных с глубокими ожогами IIIАБ-IV степени. 
Раствор Ацербина для лечения глубоких ожогов начинали применять с момента поступления больных в стационар в первые дни после травмы. Перевязки с раствором Ацербина проводились через день, для высушивания ожогового струпа дополнительной обработки повязок между перевязками не проводилось. На фоне лечения уже к первой перевязке у большинства больных значительно уменьшились явления перифокального воспаления, а в 50% случаев отмечено формирование сухого струпа. Нагноения под повязкой до момента начала отторжения струпа у этих пациентов не отмечалось. Вместе с тем, у 50% больных струп не высыхал, отмечалось его отторжение, в связи с чем увеличивалось количество гнойного отделяемого. 
Всем больным стремились в кратчайшие сроки удалить струп. Для этих целей использовали химическую или хирургическую некрэктомию. После химической некрэктомии с помощью 40% салициловой мази, проведенной у 6 больных на 13-17 сутки после травмы при наличие сухого струпа, ожоговые раны представляли собой вялогранулирующие раны с участками влажного некроза и налетом фибрина, умеренным гнойным отделяемым. Эпителизация была вялая или отсутствовала. Отмечалось перифокальное воспаление окружающих здоровых тканей. У 4 больных на 5-10 сутки после травмы проведена хирургическая некрэктомия (тангенциальное иссечение) глубоких ожогов с отсроченной аутодермопластикой. Во всех случаях для подготовки гранулирующих ран к кожной пластике использовали Ацербин, перевязки проводились 1 раз в 2 дня с дополнительной обработкой каждый день повязки Ацербином. На фоне его применения раны на 2-3 дня быстрее, чем в группе сравнения, очищались от остающихся участков некрозов и выполнялись грануляциями, т.е переходили во II стадию раневого процесса, значительно уменьшалось количество раневого отделяемого, оно стало носить серозный характер. 
Независимо от способа некрэктомии на фоне лечения Ацербином к моменту аутодермопластики в 70% случаев отмечено образование "чистых", умеренно кровоточащих, мелкозернистых розовых грануляций, с умеренным серозным отделяемым. Площадь глубоких ожоговых ран при этом уменьшалась за счет активной краевой и островковой эпителизации, а иссечение грануляций перед операцией потребовалось только у 3 больных. 
В сравниваемой группе при начальном лечении повязками с раствором йодопирона сухой струп удалось сформировать также в 50% случаев, а к 10-12 суткам после травмы у всех больных отмечено его нагноение и отторжение. После проведенной различными путями некрэктомии продолжено лечение повязками с мазью Левомеколь. По сравнению с основной группой лечения к моменту операции в 50% количество раневого отделяемого было умеренным или обильным, носило гнойный или слизисто-гнойный характер. При этом отличался и сам вид грануляций, которые на большей площади были гипертрофически изменены, сохранялся налет фибрина и некротические фокусы, в связи с чем в 70% случаев на операции потребовалось проведения хирургической обработки этих участков. После операции аутодермопластики в 10% случаев отмечался ограниченный лизис аутолоскутов.
В тоже время перевязки при удалении марлевых повязок в обеих сравниваемых группах, даже несмотря на отмачивание, были болезненными, отмечено травмирование грануляций и кровотечение, что требовало проведения дополнительного гемостаза. 

Препарат Ацербин при лечении длительно существующих остаточных ожоговых ран.
До начала лечения у всех больных длительно существующие остаточные ожоговые раны, в том числе раны в ячейках приживших аутолоскутов, представляли собой вялые грануляции с налетом фибрина, умеренным гнойным отделяемым, вялой эпителизацией без выраженного воспаления вокруг ран. 
В результате применения марлевых повязок с раствором Ацербина отмечался подсушивающий эффект, раны медленно очищались от гнойно-некротического налета, в 60% случаев развивались гипергрануляции, наблюдалась вялая краевая эпителизация, которая при небольших ранках завершалась в среднем на 12-14 сутки после начала лечения. В тоже время при использовании Ацербина в комплексе с пленочными покрытиями эпителизация остаточных ран наступала на 7-10 сутки. Случаев аутолиза эпителизированных ожогов IIIА степени и околораневой инфекции при применении Ацербина по сравнению с повязками с мазью Левомеколь не было выявлено.

Цитологическое исследование.
У больных с ожогами II-IIIА степени в сравниваемых группах до начала лечения при цитологическом исследовании раневых отпечатков после удаления отслоенного эпидермиса определялся в 40% случаев скудный клеточный состав, представленный единичными элементами воспаления (нейтрофилами и макрофагами), преобладала слизь, а в 50% и 10% случаев обнаружены воспалительные и воспалительно-регенераторные типы цитограмм соответственно. На фоне лечения марлевыми повязками с Ацербином через 5 суток тип цитограммы сменялся на воспалительно-регенераторный в 60% случаев, а воспалительный - 40%. При этом в сравниваемой группе в эти сроки наоборот преобладал воспалительный тип - 60% случаев, воспалительно-регенераторный - 40%. Особенностью цитологической картины при лечении повязками с раствором Ацербина ожогов II-IIIА степени являлось быстрое появление и преобладание в ране макрофагов и фибробластов, а также лимфоцитов, что говорило о развитии процессов регенерации в ране. Во всех случаях в раневых отпечатках не отмечено появления эозинофилов и плазмоцитов, что говорило об отсутствии аллергического компонента, однако в одном случае отмечено преобладание лимфоцитов (аутоиммунный компонент).
В тоже время при использовании пленочных повязок для лечения ожоговых ран II-IIIА степени во всех случаях динамика заживления ран за счет сокращения воспалительной фазы течения раневого процесса опережала на 2-3 дня группу лечения марлевыми повязками, особенно при использовании пленок с комплексе с Ацербином, что подтверждало клиническую картину.
До начала лечения гранулирующих ран при цитологическом исследовании раневых отпечатков у больных основной и сравниваемых групп преобладал воспалительный (60% случаев) тип цитограммы, а отмечены также воспалительно-регенераторный (30%) и дегенеративно-воспалительный (10%). На фоне лечения повязками с Ацербином к моменту операции тип цитограммы сменялся на воспалительно-регенераторный - в 50% случаев, а в 50% оставался воспалительным. Особенностью цитологической картины при лечении повязками с Ацербином являлось так же более быстрое увеличение количества макрофагов, преобладание фибробластов. 
До начала лечения при цитологическом исследовании длительно существующих ожоговых ран преобладал воспалительный (70% случаев) и воспалительно-регенераторный (30%) типы цитограмм. Обнаруженные в раневых отпечатках у 2 больных единичные многоядерные клетки и полибласты говорили о развитии хронического воспаления. Несмотря на лечение, на фоне применения повязок с Ацербином и мазью Левомеколь продолжал превалировать воспалительным тип цитограммы (50%). В тоже время при использовании пленочных повязок с комплексе с Ацербином тип цитограммы в 80% случаев сменялся на воспалительно-регенераторный. Подобная динамика наблюдалась и при применении пленки с мазью Левомеколь, однако у одного больного с клинической картиной аутолиза зажившего эпидермиса при цитологическом исследовании отмечен аутоиммунный компонент (лимфоциты и плазмоциты). 

Микробиологическое исследование.
До начала лечения ожоговых ран II-IIIАБ-IV степени у больных выделялись различные виды микроорганизмов в монокультуре или в ассоциациях. Микрофлора ожоговых ран у больных основных и сравниваемых групп была сопоставима по составу. Основным штаммом микроорганизмов был S.аureus, реже выделяли P.aeruginosa, S.epidermidis, Acinetobacter spp., Klebsiella pneumoniae , Enterobacter sp., грибы рода Candida. 
До начала лечения из ожоговых ран II-IIIА степени у больных выделялись штаммы S.аureus в 40% случаев, P.aeruginosa - 20%, S.epidermidis - 10%, Acinetobacter spp. - 10%, Klebsiella pneumoniae - 10%, Enterobacter sp.- 10%. На фоне лечения повязками с Ацербином к 5 суткам микроорганизмы выделялись в 67% случаев (у 4 из 6 больных, а еще у 4 обожженных в связи заживлением ожоговых ран микробиологическое исследование не проводилось), из них у 2 больных в монокультуре (S.аureus - 2 и P.aeruginosa - 1), а у 2 - в виде двухкомпонентной ассоциации - S.аureus и Acinetobacter spp., причем появление последних штаммов являлось суперинфекцией. В тоже время на фоне лечения повязками с Ацербином отмечалось снижение уровня микробной обсемененности ожоговых ран с 10^4 до 10^2,4 КОЕ на 1 см2 поверхности. В группе сравнения также в 70% случаев на фоне лечения отмечено выделение микроорганизмов из ожоговых ран, при этом микробная обсемененность ожоговых ран на фоне лечения снижалась с 10^3,2 до 10^2,5 КОЕ на 1 см2 поверхности. Несмотря на увеличение количества раневого отделяемого на фоне использования пленочных повязок как с Ацербином, так и без него, отмечено снижение микробной обсемененности до 10^1,5 и 10^2 КОЕ на 1 см2 поверхности соответственно.
До начала лечения гранулирующих ран у больных выделялись следующие микроорганизмы: S.аureus в 50% случаев, P.aeruginosa- в 20%, Acinetobacter spp.- в 10% и S.epidermidis - в 10%, грибы рода Candida spp. - 10%, при этом микробная обсемененность составляла 10^4,2 КОЕ на 1 см2 поверхности. После лечения повязками с Ацербином на момент операции в 20% случаев при бактериологическом исследовании ран роста микроорганизмов не получено. У остальных больных к моменту операции посевы были положительными (S.аureus - 50% случаев, P.aeruginosa - 20%, Acinetobacter spp. - 10%). При этом на фоне лечения отмечается снижение уровня микробной обсемененности ожоговых ран до 10^2,5 КОЕ на 1 см2 поверхности. В сравниваемой группе в ранах к моменту операции в большинстве случаев определялись те же микроорганизмы, которые выделялись из них до начала лечения со снижением микробной обсемененности до 10^3 КОЕ на 1 см2 поверхности. 
До начала лечения больных с остаточными длительно существующими ранами выделялись: S.аureus - в 50% случаев, P.aeruginosa в 30%, S.epidermidis - в 10%, грибы рода Candida - в 10%, при этом микробная обсемененность ран составляла в среднем 10^2,5 КОЕ на 1 см2 поверхности. На фоне лечения как в основной, так и сравниваемой группах, не зависимо от вида повязки, отмечено снижение микробной обсемененности до 10^2 КОЕ на 1 см2 поверхности, у больных сохранялась персистенция штаммами S.аureus, при использовании повязок с Ацербином отмечена суперинфекция штаммами Enterobacter sp., а при использовании мази Левомеколь - грибов рода Candida. 
Изучение клинических и биохимических анализов крови больных на фоне проведенного лечения в динамике показало, что данные изменения коррелировали с клинической картиной заболевания, в тоже время различий в основной и сравниваемой группа исследования не было выявлено. 

ОБСУЖДЕНИЕ

На основе изучения литературы и собственного опыта отмечено положительное воздействие препарата Ацербин на все фазы заживления ожоговой раны. Раствор Ацербина содержит бензойную, салициловую и яблочную кислоты в водной основе пропиленгликоля, которые и определяют его основные лечебные свойства. Под действием салициловой и бензойной кислоты проявляется некролитическое действие по очищению раневой поверхности от некротических тканей и фибрина. Яблочная кислота является как индуктором, так и обязательным участником цикла Кребса, обеспечивая экономичность энергетического обмена в поврежденной ткани, участвует в выведение углекислого газа и поддержании водного баланса, за счет чего оказывается стимулирующее влияние на процессы заживления раны (Geley L.,1978; Lloyd D.A. et all., 1989). Ацербин обладает антисептическими свойствами (Deacon G.R.C., 1968; Geley L., 1978). Имея собственную кислотность рН=3, Ацербин препятствует защелачиванию обожженной ткани, за счет чего тормозится ферментативная клеточная активность, что в комплексе с действием пропиленгликоля по удержанию в тканях воды и электролитов, предохраняет клетки от разрушения (De Kock, Van der Merwe, 1987). Данные некоторых авторов (Agren M.S. et all., 1994; Agren M.S., 1998) свидетельствующие о том, что пропиленгликоль способен замедлять пролиферацию кератиноцитов in vitro, в клинических исследованиях не подтвердились.
Проведенное комплексное изучение раствора Ацербин показало его эффективность при лечении ожоговых ран II-IIIАБ-IV степени в различные стадии раневого процесса. Ацербин можно использовать сразу после травмы. На фоне применения Ацербина по сравнению с "традиционным" лечением на 2-3 дня быстрее купировалось воспаление в ране, участки некрозов и налет фибрина расплавлялись и легко удалялись, за счет чего при поверхностных ожогах ускорялась эпителизация, а при глубоких ожогах после проведенной некрэктомии - формирование грануляции и таким образом подготовка ран к пластическому закрытию. 
В связи с тем, что лечебный эффект при использовании Ацербина во многом нивелировался марлевыми повязками, выступающими в качестве носителя препарата, нами была предложена методика использования раствора Ацербин в комплексе с окклюзирующими пленочными повязками. Известно, что влажная среда является оптимальной раневой среды с точки зрения физиологии раны (Winter. G.D., 1962; Hinman C.D., Maibach H., 1963). В этих условиях Ацербин оказывает свое лечебное действие непосредственно на рану. Исследования предложенной методики показали ее эффективность при лечении ожогов II-IIIА степени, а также длительно существующих небольших по площади остаточных ожоговых ран, при этом эпителизация наступала на 1-3 суток раньше, чем в группе лечения пленками без Ацербина, а также марлевыми повязками.
Раствор Ацербин обладал антибактериальными и фунгицидными свойствами. На фоне применения раствора Ацербин отмечалось некоторое снижение Log микробной обсемененности ожоговых ран по сравнению с лечением повязками, содержащими мазь Левомеколь. При использовании Ацербина наблюдалась элиминация штаммов P.aeruginosa и грибов рода Candida, однако в тоже время отмечена суперинфекция S.аureus, Acinetobacter spp. и Enterobacter sp. При лечении Ацербином по данным цитологического исследования наблюдаалось стимулирующее действие на процессы регенерации. Клинические наблюдения показали, что местное применение раствора Ацербин хорошо переносилось больными, аллергических реакций и местнораздоражающего действия в большинстве случав выявлено не было. Несмотря на это, при использовании Ацербина отмечались кратковременные, умеренно выраженные болевые ощущения, которое быстро самостоятельно проходили. В тоже время его применение на больших (более 5% п.т.) площадях ожогов IIIАБ-VI степени требовало проведения обезболивания. Наличие распыляющей насадки флакона с Ацербином значительно облегчало его использование и экономило препарат, а имеющиеся упаковки раствора Ацербин объемом 1000 мл позволяли многократно использовать распыляющие флаконы. 
Таким образом, благодаря своему составу препарат Ацербин обладает многонаправленным лечебным действием и может применяться во все стадии раневого процесса. Раствор Ацербин во флаконах с распыляющей насадкой прост в применении, фактически не имеет побочных действий. Ацербин эффективен в качестве вспомогательного лечебного средства в комплексном местном лечении ожогов II-IIIАБ-IV степени, а также длительно существующих остаточных ожоговых ран, особенной при его использовании вместе с окклюзирующими пленочными покрытиями, и может использоваться как альтернатива традиционным методам лечения как в условиях лечебных учреждений, так и амбулаторно. В тоже время относительно небольшой опыт клинического применения не дает нам возможности делать окончательные выводы о всех возможных вариантах использования препарата Ацербин в практике лечения ожогов. Учитывая состав и многообразие лечебного действия Ацербина, следует продолжать исследования по его применению, а также разработке новых препаратов для местного лечения ожоговых ран на его основе.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Agren M.S. An amorphous hydrogel enhances epithelialisation ,of wound// Acta Dermatol. Venerol.- 1998. Vol.78.-P.119-122

Agren M.S., Engel M.A., Mertz P.M. Collagenase during burn wound healing: influence of a hydrogel dressing and pulsed electrical stimulation// Plast. Reconstr. Sur.-1994.-Vol.94.-P.518-524.

De Kock, Van der Merwe A. study to assess the effects of a new Betadine cream formulation compared to a standard topical treatment regimen for burns, Burns 1987, 13, (1): 69-74.

Deacon G.R.C. Clin Trials J., 1968, 2, 74-79.

Geley L., Wiener Klinische Wochenschrift. "Verwendung e ner Mischung organischer Sauren mit Propylenglykol als Losung und Salbe in der Kinderchirurgie (Acerbine)". Jg. 90, Heft 14, 14 Juli 1978: 506-509.

Godet R. rev. Int. serv. sante des armies, 1963, P.201.

Hinman C.D., Maibach H. Effect of air exposure and occlusion on experimental human skin wounds // Nature, 1963, 200, 377-378.

8. Lloyd D.A., Mickel R.E., Kritzinger N.A. Topical treatment of burns using Aserbine, Burns, 1989, 15: 125-128.

Sicard A. Rev. Med. Fr. Phleb., 1963.

Winter. G.D. Formation of the scab and the rate of epithelialisation of superficial wounds in the skin of the young domestic pig // Nature, 1962, 193, 293-294.

Адамян А.А., Добыш С.В.,Килимчук Л.Е. и др. Биологически активные перевязочные средства в комплексном лечении гнойно-некротических ран. // Метод. рекомендации, 2000, 8.

Азолов В.В., Жегалов В.А., Дмитиев Г.И. Организация неотложной медицинской помощи при групповых и массовых ожогах. "Нижегородский медицинский журнал", приложение "Комбустиология", 2004, 29

Кудзоев О.А. Углеродсодержащие перевязочные материалы в комплексном лечении обожженных: Дис. канд. мед. наук. М., 1995.

Назад